вторник, 27 января 2015 г.

Перекресток

                            

Анатолий Михайленко

Из книги "Волчья ягода"


ПЕРЕКРЕСТОК

В непролазных
Зарослях на взморье,
Где у рыжих скал живет прибой,
Нет изъяна в лиственном узоре
Над крутой извилистой тропой.

Нет изъяна в первобытных травах,
Что из красной глины проросли
И стоят незыблемой державой
На краю и моря, и земли.

Там судьба в одно соединила
Небо, землю, море и меня,
В ночь роняя, как перо в чернила,
Длинный луч маячного огня.

А когда рассвет бежал по краю
Горизонта, щуря глаз,
Видел я, что и трава морская
Со степной травой переплелась.

Видел: у подножия обрыва
На песок упали зеленя,
Как сплетенная в косички грива
Вороного скифского коня!

                                2

Плыли эллины долго-долго
Вдоль неласковых берегов.
Бухта встретилась им – и только,
Берег пуст, никаких следов!

Зря товарами для обмена
Переполнены их трюма.
Здесь кончается Ойкумена,
Дальше – гибель, снега, зима.

Что ж, напрасно шторма и рифы,
Столько дней без родной земли?!
Вдруг в степи показались скифы,
Их искали – они пришли!

Были жесты и было слово.
Предок тоже ответить смог:
Торговать мы всегда готовы,
Если будет на равных торг.

Можно кожами и грибами,
Мясом сочным степных быков.
Не торгуем мы лишь рабами –
Так как нету у нас рабов!

                         3

Скифы с виду легки на расправу,
Да не зря не взялись за мечи:
Рассудили нескоро и здраво,
Чтоб сошлись меж собой толмачи.

Удивлялись бывалые греки
Новым людям, их мудрым речам,
Представлениям о человеке,
Свету ясному в светлых очах.

А в степи за холмами кочевье
Разводило большие огни:
Скоро сумерки, впору вечерять, -
Время общего сбора родни!

Не спешили в становище гости,
Уважая заморских гостей,
Эта встреча – во времени мостик,
Глупо встать, не узнав новостей.

Впереди лишь ковыльные степи
И пощады не знающий враг, -
В жизни риска высокая степень,
Не дождаться, чтоб встретиться – так!

Потому и взаимно радушье
И так радужно в каждой душе.
Все еще повториться в грядущем,
На ином временном рубеже.

                          4

Сниться степь, загорелые лица,
Я в глаза, как в колодцы, гляжу,
Чтоб из ковшика правды напиться,
Скифским бабам язык развяжу!

Ничего, что сработаны грубо,
Подражания в них ни на грамм.
И в ночи размыкаются губы,
И я внемлю гортанным словам:

- Да, мы помним таинственных шреков,
На закате ходили в их стан,
Чтоб испили кобыльего млека
Те, кто в долгой дороге устал.

И дарили нам эллины бусы,
Гребешки костяные и ткань, -
Те подарки не стали обузой,
Хочешь видеть – за пазуху глянь!

После наши мужи говорили:
Греки, мол, возвратятся опять,
Но, выходит, что нас обдурили –
Сколько лет парусов не видать?!

Может кто-то из нашего рода,
Бросив племя, жену и стада,
Заклинает понтийские воды
Возвратить паруса и суда…

                       5

Это версия только, всего лишь догадки,
Странный сон на морском берегу.
Время с нами играет в забавные прятки
И смеется с издевкой в лицо на бегу.

И движения круг никогда не сомкнется,
Разбежались дороги и стерлись следы.
Так звезда, утонувшая в темном колодце,
Отраженье – не больше – небесной звезды.

Может быть, вот на этой приморской дороге,
У кургана под шорохи диких олив,
Два народа свели первобытные боги,
И в ночи приласкал безымянный залив?

Затерялся бесследно степной перекресток
Там, там где скифы и греки сошлись у огня,
Но в раскопах нашлись гребешок и наперсток,
Потускневшие бусы и сбруя коня…

Все прошло как весны молодая простуда,
А живущим сегодня в наследство дано
Восхищаться античным рисунком сосуда –
В нем далекие предки хранили зерно!

                             6

Видишь, зной упал на побережье,
В русла вымерших когда-то рек.
Над курганами завис и брезжит,
Как мираж, какой-то древний век.

По степи бродяжит ветер скифский,
В небе звезды скифские висят
И вблизи грохочет Понт Эвксинский,
Как и двадцать пять веков назад.

Волны жадно слизывают берег,
Чайки рыб невиданных клюют,
Из Пирея грузные триеры
С полным грузом в Ольвию плывут.

А навстречу параллельным курсом –
Корабли сегодняшнего дня!
Разошлись они в пространстве узком,
Но задели невзначай меня.

И волна на гребень подхватила,
Все смешала – вымысел и быль,
Или надо мною подшутила
Эта скифская трава – ковыль?..

В Красной книге нет ее в помине,
У нее иная доля и причал.
Вот, ее на жесткой красной глине
Ветер черноморский укачал!
 





   

Комментариев нет:

Отправить комментарий