воскресенье, 31 января 2016 г.

Не понять американцу русского

      Российская глубинка в фотообъективе
     Американец Брюс Гилден прожил 16 дней среди простых россиян в небольшом городке, в 70 км от Екатеринбурга. По словам Гилдена, эта местность населена бывшими уголовниками, наркоманами и «потерянными людьми». «Мрачное средневековое сообщество», – так описывает американец глубинную Россию.
Наибольшее время Брюс Гилден провел в обществе некого 32-летнего Сергея, по прозвищу «Кабан» – мелкого бандита, только что вышедшего из тюрьмы. Второй человек, с которым часто общался Гилден – некий Василий, бывший преступник, отсидевший за убийство отчима.
    Гилден хотел фотографировать естественную жизнь этих людей, и чтобы они к нему привыкли. Фотограф, желая войти в доверие, покупал им водку и кур.
   «Все они живут в мрачных сообществах распадающихся деревень среди грязных пространств. Основа их жизни – водка и насилие», – вспоминал затем Гилден.
  Мелкий бандит Сергей рассказывает, что он сейчас «не на 100% преступник – он больше не хочет в тюрьму, а потому пытается заниматься бизнесом – берет дань с проезжающих грузовиков, а также «крышует» таджиков, которые перевозят наркотики. В свободное от бизнеса время Серёга культурно отдыхает.
   В этой местности количество женщин вдвое больше, чем мужчин, а потому и на Серегу, и на его друзей, которые почти все прошли через зоны – большой спрос. Гилден говорит, что тут наблюдается т.н. inbriding – близкородственное скрещивание. Но, тем не менее, фотограф отмечает, что очень уважает этих людей – в таком климате и при почти полном отсутствии материальной цивилизации никто другой не выживет.
Ну а дальше - просто фото без комментариев. Народ-богоносец во всём своём естестве, соль Земли русской, основа основ всей теперешней российской стабильности...
   Трудно понять американцу широту русской души.









Нет, не понять!



2250 евро ""на шару"...

          2250 евро «на шару» ежемесячно

      В Швейцарии пройдет референдум, на котором граждане страны выберут, хотят ли они получать 2500 швейцарских франков (2250 евро) в месяц, независимо от их заработка или его отсутствия. Об этом в воскресенье, 31 января, сообщила The Independent. 
    Несовершеннолетние будут получать 625 франка. Голосование пройдет в июле.
Идея, стоящая за этим законом, заключается в том, чтобы разрушить связь между доходом и занятостью. При этом, социологический опрос, проведенный в Швейцарии показал, что большинство людей собираются продолжить работать, даже если им будет гарантирован доход.
   Только два процента опрошенных ответили, что бросят свою работу, если закон пройдет на референдуме. Если такой закон будет принят, Швейцария станет первой в мире страной, которая будет обеспечивать своих граждан безусловным месячным доходом.
Фото: РИА Новости


ОТКРЫТКА КАК ПРЕДМЕТ ИСКУССТВА 2




                                              Открытка как предмет искусства

    
 Иллюстрированная почтовая открытка появилась в 20-у годы девятнадцатого столетия. Более чем за два столетия она приобрела большую популярность как одно из средств переписки между людьми. Кроме того,  благодаря зафиксированным на ее лицевой стороне важнейшим событиям общественной жизни, культуры, науки, техники, быта прошлого, она стала   ценным документом истории различных стран и народов мира.
   Иллюстрированная открытка также стала предметом собирательства. Так, известный одесский любитель древностей  Тарас Максимюк за долгие годы своей деятельности на этом поприще составил коллекцию из более, чем полутысячи уникальных открыток, выпущенных в начале прошлого века украинскими и зарубежными издательствами с репродукциями живописных работ известных мастеров кисти. Большая часть из них посвящена украинской тематике. На них широко представлены виды сел и городов Украины, типы граждан из разных регионов, показывающих их как во время мирной жизни, так и период национально-освободительной борьбы  1917-1920 годов.
   Недавно в здании Центрального одесского почтамта состоялась большая выставка иллюстрированной почтовой открытки из коллекции Т. Максимюка, приуроченная Дню Соборности Украины, где и были сделаны эти снимки.
   А. Михайленко
Фото автора
  P.S Белые пятна на некоторых из открыток не следует воспринимать как неопознанные летающие объекты (НЛО), — это свет лампионов, отраженный стеклом витрины и запечатленный фотоаппаратом …
   

  

четверг, 28 января 2016 г.

Я СКАЖУ ТЕБЕ

          Владислав Китик
                     
                                      Я СКАЖУ ТЕБЕ…

                                          Hoвелла
   
- …я обязательно скажу тебе сегодня: «Дорогая», Я назову тебя ласковым именем. Ты сероглазая грустинка, облачко, моя волшебная веточка, - мечтательно говорил про себя Игорь, пока ноги механически отбивали считалку лестницы. Наконец, он спустился с седьмого этажа, и с разбегу бросился в жар августовской улицы.
С Надей они виделись несколько месяцев. Иногда ходили к морю, ели мороженое. Один раз он даже купил ей цветы. Это не было ухаживанием, - скорее неосознанное притяжение двух неискушенных людей. Но вчерашняя гроза словно разбудила Игоря раскатистым грохотом. Они забежали в подъезд. Надя стояла перед ним в сияющих каплях, в облепившем талию платье. Он вдруг захотел поцеловать ее и, задыхаясь, схватил за плечи, притянул к себе. Она его резко одернула. Игорь вспылил. В ответ получил оплеуху. И, не оборачиваясь, размашисто ушел, бросив ее одну.
Теперь порывы уязвленной гордости, скрытое сожаление, и мягкие укоры неожиданной нежности накатывали волнами, ошеломляли откровенностью. Как будто эта сумятица чувств и нужна была, чтобы за выходные понять: это та женщина, о которой он готов печалиться, мысленно общаться с ней и заботливо желать добра.
Однако быть репортером в молодежной газете, - это не любезности расточать. Понедельник начался с задачи встретиться со светилом вальндорфской педагогики и скомпоновать из сентенций читабельное интервью.
- …ласточка, солнышко, извини, колокольчик мой светлый… - повторял про себя Игорь, лавируя в толпе. Набитая бумагами сумка хлопала, как голенище.
- А поаккуратнее? - провизжало сзади.
- Извините, бабушка, не нарочно зацепил, - бросил он на ходу.
- Какая я тебе бабушка! Га? Такой молодой, а такой черноротый, - услышал он глохнувшее за спиной возмущение.
Трамваи не ходили. Что ж, три пролета можно и пешком. Ничего, что жарко. Это лучше, чем дрожать, как недавно под дождем.
- …она мерзлячка. Говорит, надевает шерстяные носки чуть не с сентября. Зато сама вяжет… – Игорь споткнулся о кусок ржавой трубы возле будки-«батискафа».
Двое сантехников с лопатами выбрасывали из траншеи сухие комья глины. Гортань уже ощущала колкие пузырьки холодной газировки. Но третий, куривший у края ямы, проговорил: «Пока не подведем трубу, не откроется. Здесь не скоро, парнишка...».

Светило педагогики говорил, наслаждаясь вниманием к своим речам. Журналистика обязывает, слушать, кивая головой, работать диктофоном. Тем более, что китайский «цифровик», видимо, от проникшей в него дождевой воды, заглючил, и вести запись пришлось ручкой. Признательность Игоря по окончании этого двухчасового диктанта была искренней.
На улице он достал мобильный телефон и стал с волнением набирать помер Нади.
- Абонент не может принять вызов, - бесстрастно сообщил металлический баритон. Конечно! И у нее залило мобильник.
– Хоть воды-то уже можно выпить? Да-а…Мы до грозы сок пили… Она попросила манго…
- Игарь! Старых друзей не замечаешь? – Перед ним лыбился рыжий верзила. Ну да: Костя, одноклассник. Он схватил Игоря под локоть и потащил за угол к пивному ларьку.
- Друг детства, - представил он. - Вместе двойки получали.
- Ну, присоединяйся, - шевельнулись мужички. – Мы тут о бабах философствуем…
- Чудак, разве можно о своей жене рассказывать, - думал Игорь, тащась по солнцепеку в редакцию. Впереди мелькала пятками пергидролевая блондинка.
- Да, у Надьки ноги похуже. Но зато она – единственная, - спохватился он.
Войдя в свой кабинет, Игорь схватил трубку, ткнул палец в диск. Сигнала не было. Телефонный мастер, размахивая кусачками, спорил с курильщиками о вчерашнем матче.
- Ну, и когда же почините? – раздраженно спросил Игорь.
- А когда пресса правду начнет писать – загоготал монтер.
Интервью готовилось для засылки в номер. Игорь нахохлился и погрузился в работу.
- Дружище, ты самый молодой, - в дверях щелкнули туфли редактора. – Надо сходить на почту вместо Леночки. Прости и топай!
Светофор таращился на перекресток сразу тремя зажженными огнями. Десятка два машин уже сердито урчали моторами в пробке, гудели клаксонами. «Козел», - скорее разобрал Игорь по губам, чем расслышал выкрик из лоснящейся иномарки, рванувшей из дорожного затора. К горлу подступила пивная отрыжка.
- А вдруг бы переехал? – пытался взять себя в руки Игорь. – Тогда белая реанимация, за спиной остывает прошлое. Хочешь крикнуть и не можешь вытолкнуть из себя, последнее, возможно, самое важное в жизни слово. Надичк-а-а-а! Потом она прочет лицемерный некролог: «Никто не ждал, что такое случится…» Не ждали! А чего мы ждем? Удобного случая? Подходящих слов? Свободы от обстоятельств?
Наконец-то, материал сдан и подписан в печать!
- Теперь? Костя живет неподалеку! Звал в гости. К нему на телефон! – отрывисто стучало в голове.
Наконец-то! Как унять сердцебиение? Язык присох к небу. Тягучие гудки. И чей-то недовольный голос в трубке: «Она простудилась. Спит».
Дома Игорь вышел на балкон в безветренную ночную прохладу. Слушать наступившее внутри молчание не мешал ни шелест крон, ни пение сверчков, ни тающий гул троллейбуса, завершившего дневной круг. На перекрестке вспыхивали огоньки шоферских сигарет. Сорваться бы, крикнуть таксисту: «Плачу! Гоним на Слободку». Туда, где под одеялом свернулась калачиком его Надя. Его надежда, которая искупает его неловкость, досаду и полное незнание того, что произойдет потом.
А в настоящем? Игорь достал общую тетрадь, щелкнул ручкой… Такова была сегодня правда его жизни. И о чем еще стоило думать и помнить, что описывать, если не ее?



суббота, 23 января 2016 г.

Открытка как предмет искусства


 Запорожский казак - открытка конца Х1Х -
 начала ХХ века из собрания Тараса Максымюка 

Спроба втечі - Попытка бегства Авторский Блог Анатолия Михайленко: Долина полчищ Гогова...

Спроба втечі - Попытка бегства Авторский Блог Анатолия Михайленко: Долина полчищ Гогова...

Долина полчищ Гогова...


                      Почему Россия бомбит Сирию?
      
    Вступление России в войну в Сирии было предсказано за тысячи лет до того как 30 сентября 2015 года первые российские бомбы упали на эту страну. Согласно библейским предсказаниям в конце времен могущественный северный народ по имени Рош нападет на народ Божий - Израиль. Сирия - лишь промежуточная остановка на пути антихристова воинства Гога и Магога, которое поляжет костьми в Святой земле. Основное направление удара четко прослеживается с севера на юг: Донбасс-Крым-Сирия, строго по меридиану от Москвы до Иерусалима. Следует ли предположить, что после Сирии следующей целью антихристова воинства которое согласно Библии придет "от пределов севера" станет дом народа Божьего - Израиль? Если это, дейтсвительно, так, то если верить Библии - Армагеддон уже не за горами.
    "России предназначено огромное значение. Она будет преобладать над вселенной. В 38-ой и 39-ой главах пророка Иезекииля описаны могущество, многочисленность северного народа, названного Россом; этот народ должен достичь огромного вещественного развития пред концом мира, и заключить концом своим историю странствования на земли человеческого рода", - написал еще в 1863 году Св. Игнатий (Брянчанинов). Не только у западных, но и у ряда отечественных богословов нет никаких сомнений, что Гог из земли Магог из пророчества Иезекииля, главы 38 и 39, означают антихриста и Россию. Именно этот смысл, кстати, вкладывал и глашатай "холодной войны" Рональд Рейган в выражение "империя зла". Главы 38 и 39 книги пророка Иезекииля настолько примечательны, что имеет смысл процитировать их более подробно. "И было ко мне, -говорит святой, — слово Господне: Бог: вот, Я – на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала! И поверну тебя, и вложу удила в челюсти твои, и выведу тебя и все войско твое, коней и всадников, всех в полном вооружении, большое полчище, в бронях и со щитами, всех вооруженных мечами, Персов (иранцев) Ефиоплян, Ливийцев с ними, всех со щитами и в шлемах, Гомера со всеми отрядами его, дом Фогарма, от пределов севера, со всеми отрядами его, многие народы с тобою. Готовься и снаряжайся, ты и все полчища твои, собравшиеся к тебе, и будь им вождем.
     После многих дней ты понадобишься; в последние годы ты придешь на землю, избавленную от меча, собранную из многих народов, на горы Израилевы, которые были в постоянном запустении, но теперь жители ее будут возвращены из народов, и все они будут жить безопасно. И поднимешься, как буря, пойдешь, как туча, чтобы покрыть землю, ты и все полчища твои и многие народы с тобою" (Иез.38, 1-9).
    Из книги "Бытия" известно, что имена Магог, Мешех и Фувал означают народы происшедшие от Иафета, третьего сына Ноя: "Сыны Иафета: Гомер, Магог, Мадай, Иаван, Фувал, Мешех и Фирас… от них населились острова народов в землях их, каждый по языку своему, по племенам своим, в народах своих" (Быт. 10: 1-5). В синодальном издании Библии 1876 года в комментарии к этому месту говорится, что все это — предки северных народов. Магог, конкретно, является прародителем скифов, а от них, в свою очередь, уже произошли славянские народы, включая русских.
     Чтобы у читателя из будущего не оставалось никаких сомнений, о чем именно идет речь, Иезекииль дает топографическую привязку Гога и Магога. Так, Гог назван "князем Роша". Известно, что Южно-русское княжество со столицей Киев называлось в средневековье Рош. На языке древних славян это означало то же, что и у евреев — "глава, начало, первый". Из Роша, как известно, позднее произошло слово "Русь, Россия". А Мешех — это шестой сын Иафета, согласно Библии, родоначальник Мосхов, народа обитавшего между Черным и Каспийским морем. Среди средневековых хронистов бытовало устойчивое мнение: легендарный Мешех, или Мосох дал имя Москве. Историк Иван Забелин приводит мнение польского ученого конца XVI века Стрыйковского: "Мосох или Мешех, шестой сын Иафетов, внук Ноев, есть отец и прародитель всех народов Московских, Российских, Польских, Волынских, Чешских, Мазовецких, Болгарских, Сербских, Харватских, и всех, елико есть Славенский язык; что у Моисея Мосох (Мешех), Московских народов праотец, знаменуется (упоминается) также и у Иосифа Флавия в Древностях; что ни от реки, ни от града Москвы Москва наименование получила, но река и град от народа Московского имя восприяли; что имя сие: Мосох, Мокус, Моска, Моски, Москорум, Московитарум, Модокорум и проч. все древние историки, Еврейские, Халдейские, Греческие и Латинские и новейшие Мосоха, Москвы праотца и областей того имени, во многих местах непрестанно и явно поминают".
    Через протестантских проповедников-премилленионистов рубежа 19-20 веков, также определявших библейские Мешех и Фувал как Москву, а "земли Гога" как Россию, эта теория с началом "холодной войны" перекочевала в багаж "западных империалистов". Придерживается ее руководство США, НАТО и по сей день. Итак, что мы знаем о великой битве оканчивающей историю человеческой цивилизации? "Ибо вот, в те дни и в то самое время, когда Я возвращу плен Иуды и Иерусалима, говорит пророк Иоиль, — Я соберу все народы, и приведу их в долину Иосафата, и там произведу над ними суд за народ Мой и за наследие Мое, Израиля, который они рассеяли между народами, и землю Мою разделили…" (Иоиль.3:1-2). В этих словах содержится ясное указание на то, что сражение произойдет после того как евреи соберутся из рассеяния в своей земле, что и произошло с образованием государства Израиль в 1948 году.
    В Библии содержится указание на то, что войска Гога и Магога будут уничтожены в Армагеддоне (Ар-Магеддон, "город Мегиддо", или просто Мегиддо несколько раз упоминается в Библии, это город был расположен на севере Палестины недалеко от Генисаретского озера). Этому будет предшествовать падение Дамаска: "Как не уцелел город славы, город радости моей? Итак, падут юноши его на улицах его, и все воины погибнут в тот день, говорит Господь Саваоф. И зажгу огонь в стенах Дамаска… (Иер.,49:25-26) Сирийская столица Дамаск – старейший город мира, альфа и омега человеческой истории. Здесь, согласно преданию, после изгнания из Эдема построили свое жилище Адам и Ева. И здесь же, как верят мусульмане, накануне Страшного суда спустится на Землю Иисус. Сейчас Сирия охвачена гражданской войной, в которую ввязалась и Россия.
     События на Ближнем Востоке, где Россия вступила в конфронтацию не только с Исламским государством (ИГ), но и с великими державами объединенными в военный союз НАТО являются предвестниками предсказанной в древних пророчествах финальной битвы. Боевые действия, ныне развернувшиеся у порога Святой Земли, если верить пророчества неизбежно затронут и народ Божий - еврейское государство. В пяти войнах Россия поддерживала арабов против израильтян и все они были проиграны. Сейчас Кремль затевает очередную авантюру с непредсказуемыми последствиями. Чтобы не навлечь на себя беду русскому народу самое время одуматься и перестать поддерживать своей правительство которое ведет страну к погибели в огне Третьей мировой.
     Согласно Библии, Гога-Магога неожиданно постигнет жестокая участь. Пророк Иезекииль картину полного уничтожения агрессора, содержащую выразительные указания на то, что его несметное воинство Гога и Магога погибнет в результате применения оружия массового поражения: "И будет в тот день, когда Гог придет на землю Израилеву, говорит Господь Бог, гнев Мой воспылает в ярости Моей. И в ревности Моей, в огне негодования Моего Я сказал: истинно в тот день произойдет великое потрясение на земле Израилевой. И вострепещут от лица Моего рыбы морские и птицы небесные, и звери полевые и все пресмыкающиеся, ползающие по земле, и все люди, которые на лице земли, и обрушатся горы, и упадут утесы, и все стены падут на землю…и пролью на него и на полки его и на многие народы, которые с ним, все потопляющий дождь и каменный град, огонь и серу; И покажу Мое величие и святость Мою, и явлю Себя пред глазами многих народов,– и узнают, что Я – Господь" (Иез. 38:18-23). Пророк Иоиль дает описание ослепительной вспышки вспышки атомного взрыва: "солнце и луна померкнут и звезды потеряют блеск свой" (Иоиль 3: 15).
     Пророк Захария дополняет картину описанием термоядерных эффектов в верхних слоях атмосферы и радиоктивного поражения вражеских солдат: "И будет в тот день: не станет света, светила удалятся. День этот будет единственный, ведомый только Господу: ни день, ни ночь; лишь в вечернее время явится свет… И вот какое будет поражение, которым поразит Господь все народы, которые воевали против Иерусалима: у каждого исчахнет тело его, когда он еще стоит на своих ногах, и глаза у него истают в яминах своих, и язык у него иссохнет во рту у него" (Зах.6:8).
   Конфликт будет носить глобальный характер, то есть ареной сражения станут не только Сирия, Израиль, но и другие страны: "Египет сделается пустынею" (Иоиль. 3-19). Выражение "И пошлю огонь на землю Магог и на жителей островов, живущих беспечно" (Иез. 39:6) заставляет предположить, что ближневосточный конфликт спровоцирует ракетно-ядерные дуэли между расположенным "на пределах севера" государством (из обладателей атомного оружия это может быть только Россия) и жителями "островов живущих беспечно", то есть США, на территории которых свыше 200 лет не велось никаких войн. "Огонь с неба" также будет пущен на союзников Гога – персов (Иран), эфиопов и ливийцев.

   Поражение агрессоров, вторгшихся на территорию Святой земли, будет страшным: "Падешь ты, обращается к Гогу Господь, — на горах Израилевых, ты и все полки твои, и народы, которые с тобою; отдам тебя на съедение всякого рода хищным птицам и зверям полевым…Тогда жители городов Израилевых выйдут и разведут огонь, и будут сжигать оружие… семь лет будут жечь их… И будет в тот день: дам Гогу место для могилы в Израиле, долину прохожих на восток от моря, и она будет задерживать прохожих; и похоронят там Гога и все полчище его, и будут называть ее долиною полчища Гогова. И дом Израилев семь месяцев будет хоронить их, чтобы очистить землю" (Иез.39:4-12).
  Сергей Путилов
«Новое ревю»
 Мнение автора может не совпадать с мнением редакции





воскресенье, 17 января 2016 г.

Американские понты...

                                  
                                 
Американские понты…

    В 1932 год в Нью-Йорке фотограф Чарльз К. Эббетс запечатлел как одиннадцать рабочих, обедают прямо на балке, висящей на четырехсотметровой высоте.

  
Все тут же заподозрили его в подставных съемках. Во-первых, никто не знал этих рабочих. А во-вторых, никто вообще не знал людей, способных с такой невозмутимостью обедать у черта на рогах. И только недавно тайна великого снимка была открыта: эти парни действительно сидели на балке безо всякой страховки, однако они не были простыми рабочими. Как оказалось, эта группа профессиональных акробатов, специально нанятая для рекламы строительства нового небоскреба, RCA Building. Но все-таки, какая смелость!

Марлен Дитрих и Паустовский


                Паустовский — "Телеграмма"



     На днях прочел в газете: «Нашлось кольцо Марлен Дитрих. Она потеряла его в озере 75 лет назад, катаясь на американских горках». Марлен Дитрих — надменная суперзвезда, «голубой ангел» западного кино, подруга Хемингуэя, Ремарка, Жана Габена. Такая, казалось бы, далекая от нашей бедной, забитой веками и большевиками инфантильной России. Но вот какая вспомнилась удивительная история…
    …Я был советским библиотечным ребенком, любил, как все дети, читать сентиментальные рассказы советского писателя К. Паустовского. Потом попал в Сибирь, прошел там суровейшую школу выживания. Вернувшись в Москву, стал пробиваться в кино. 
   Все мы тогда бредили Западом, русской культуры как бы стеснялись. Шла «оттепель» — первая духовная «перестройка». Однажды мне в руки попала моя детская книжка Паустовского — отшатнулся с краской стыда. И тут как раз — звонок Андрона Кончаловского: «Марлен Дитрих приехала!»
    Вечером у Дома литераторов — не пробиться. Но Андрон ведь сын баснописца! Поэтому мы сидим в партере. И вот — Она. Узкое белое платье. Потрясающая фигура. Колье из огромных бриллиантов. Чуть хрипловато запела — бесстрастно, как бы сверху, и чудовищно эротично. «Лили Марлен»! Мы лопались от священного восторга! Вот оно! Зал ревел… 
    Напились мы тогда у Андрона по-страшному. Орали, визжали — к черту Россию лапотную, только Запад! Его изощренность, его раскрепощенность, его свобода! Проснулись днем, опохмелялись, и на второй концерт Марлен Дитрих пойти сил уже не было...
   Прошло много лет, пришла настоящая перестройка — перепалка, перестрелка. Дюжина олигархов и десять тысяч обкомовцев-ЦКВЛКСМовцев быстро скупили за гроши всю Россию. Народ стал вымирать — по миллиону в год. Слово «мораль» было оплевано, самой популярной стала крутая фраза: «Я ничего никому не должен!» Как бы сбывались наши оттепельные мечты: Россия захлебывалась восторгом свободы, не замечая ее стремительного обращения в своеволие, в свободу от идеалов и принципов христианской цивилизации. Над словами «долг», «патриотизм», «душевность» издевались сверху донизу, от радио до ТВ. Страной правили новые русские мошенники, блатные и горсть новых бюрократов. Я от этой вони и грязи сбежал на Запад, с ужасом слушал новости о Жириновском, об авторитетах, правящих целыми областями, о путанах, ставших главными звездами медиа, о Березовских и Потаниных, о батальонах киллеров и прочей пене лжекапитализма. 
   Так прошло 15 лет! Но мало-помалу Россия стала опоминаться, оглядываться, хотя бы стонать. Я вернулся в Москву, съездил в Крым, страну нашего юного диссидентства, с ужасом бежал из шалманистого, грохочущего Коктебеля. Заехал в Старый Крым, и вот случайно попал в маленький, только что открытый музейчик всеми забытого детского моего кумира Константина Паустовского. 
   Осмотрел бедную экспозицию с как бы снисходительной полуусмешкой умудренного огромным миром небожителя и, выходя, вдруг увидел на стене в холле странную фотографию: Константин Паустовский, а перед ним на коленях стоит какая-то странная женщина. Я наклонился, прищурясь…и, не веря своим глазам, обернулся к девушке-экскурсоводу! И она кивнула мне с улыбкой понимания: «Да, это — Марлен Дитрих!» Признаюсь, я был в легком шоке. 
     А когда девушка рассказала мне историю этой фотографии, пришел в шок настоящий…Потому что оказалось, что на том самом втором вечере Дитрих в ЦДЛ, куда мы с Андроном не пошли, случилось нечто фантастическое для «новой» России!.. 
   Итак, в конце концерта на сцену ЦДЛ вышел с поздравлениями и комплиментами большой новый начальник — из старых, конечно, кагэбэшников, — и любезно спросил у Дитрих: «Что бы еще вы хотели увидеть в Москве? Все, что угодно! Кремль, Большой театр?»
   И недоступная богиня в миллионном колье вдруг тихо так ему сказала: «Я бы хотела увидеть знаменитого русского писателя Константина Паустовского. И поклониться ему. Это моя мечта и мой долг». 
    Сказать, что все присутствующие были ошарашены, — значит не сказать ничего! Мировая звезда — и какой-то Паустовский! Что за бред? Все зашептались. Начальник, тоже обалдевший сначала, опомнился первым, понял — с жиру бесятся! Ничего, и не такие странности видели и причуды у полоумных звезд! 
   И всех подняли на ноги, и к вечеру нашли этого самого Паустовского, уже полуживого, умирающего в дешевой больнице. Объяснили. Врачи запретили. Попросили. Отказался сам Паустовский. Потребовали. Не вышло. Пришлось, неумело с непривычки, умолять.
     И вот в тот второй вечер при огромном скоплении народу на сцену ЦДЛ вышел, пошатываясь, высокий худой старик — и сияющая легендарная звезда Запада, гордая киношная валькирия, подруга Ремарка и Хемингуэя вдруг безо всяких слов, молча грохнулась перед ним на колени, а потом, схватив его руку, долго ее целовала и прижимала к своему лицу, залитому абсолютно некиношными слезами. Зал замер, как в параличе. И потом медленно, неуверенно, оглядываясь, как бы стыдясь чего-то, начал медленно вставать. И тут чей-то негромкий женский голос выкрикнул что-то потрясенно-невнятное — и зал сразу как прорвало бешеным водопадом рукоплесканий! 
    А потом потрясенного Паустовского усадили в кресло, и, когда блестящий от слез зал, отбив ладони, затих, Марлен Дитрих тихо объяснила, что прочла она в жизни книг как бы немало, но самым большим литературным потрясением в ее жизни стал рассказ советского писателя Константина Паустовского «Телеграмма», который она случайно прочитала в немецком переводе в каком-то сборнике рекомендованных немецкому юношеству рассказов. И, утерев последнюю, совсем уж бриллиантовую слезу, Марлен сказала, очень просто: «С тех пор я чувствовала как бы некий долг — поцеловать руку писателя, который это написал. Сбылось! Я счастлива, что успела это сделать»…

Автор: ОЛЕГ ОСЕТИНСКИЙ
Переслал: Igor Schor
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции


пятница, 15 января 2016 г.

ЛАХУДРА ПИТЕРСКАЯ


                           Владислав КИТИК
          
                             ЛАХУДРА ПИТЕРСКАЯ

    Он был маленьким сухоньким старичком. И ничем не походил на разудалого ротного командира армейской разведки. Ежился от ветра, не любил дожди.
   Покоренный здешним обаяньем южан, он старался подражать их сочному говору и неутомимой манере рассказывать анекдоты. Но легкое оканье и  певучесть, с какой он произносил слова, выдавали в нем исконного питерца.
    Он с сожалением отказался от папирос. Пачка початого «Казбека» с нарисованным всадником лежала на тумбочке под слоем мирной домашней пыли, как неприкосновенный запас. Так же по настоянию врачей пришлось бросать пить. Он согласно тряхнул головой. Но в день Победы неизменно поднимал жгучие  100 грамм. И не было обстоятельств, которые бы могли воспрепятствовать  совершению этого фронтового ритуала. А потом к дому подъезжала «скорая»…
    Еще ее появление совпадало с частыми извещениями, что кто-то из бывших однополчан покинул этот воинственный мир и, козырнув, проследовал в скромный солдатский рай. Торопливый топот врачей обрывался на третьем этаже. А на утро дядя Витя выходил бледный, притихший от немилосердья памяти. Он медленно, как бы нехотя шел по аллейке, здоровался только глазами, слегка прикрывая веки.  Может, чтобы слезы не выкатились. Казалось, они копятся и давят изнутри. Но он держится, как на какой-нибудь одной из своих высоток, и не отступает. Не уступает чувству, готовому захватить врасплох.
   Мы жили на одной лестничной площадке. И часто  встречались, когда он, чинно отворяя дверь, выпускал в божий свет свою сдобную супругу бабу Маню. Выросшая в частном доме на вольных ветрах Слободки, она не уставала ругать «долбаные хрущевые коробки», куда ее, как в угол, загнала судьба офицерской жены. Держась за перила, она валко спускалась по лестнице.
    - Марья Дмитриевна, не серчай. Сейчас сойдем, и станет  легше, - говорил он миролюбиво.
    - О-хо-хо! – шумно вздыхала она. И вставляла для красного словца. – В каждой хате дерьма по лопате.
    - А в какой и по две, - смеялся дядя Витя, певуче отзываясь на одесскую присказку.
    Как сошлись этот вышколенный майор из войсковой элиты, и ворчливая Митриевна, знают, наверное, лишь те, кто заранее определяют, кому дано на роду сходиться и быть вместе, кому порознь. Дядя Витя был воплощением  порядка, отмеренного на весах справедливости. С фотографии, стоящей в рамочке, с прищуром смотрел молодой красавец с прямым носом, тонкими, слегка  надменными губами. Волосы, зачесанные назад по довоенной моде, открывали напористый волевой лоб.
    - Ой, дядя Витя, наверно в молодости своим ленинградским барышням головы чепурили?
    - А то! – подмигивал он. И едва скосив глаза, показывал на бабу Маню. Она недовольно фыркала.  И поджав губы, потемневшим взглядом впивалась в телевизор.
     – Да-а, было время, - тянул он и с сожалением смотрел на свою искалеченную руку. - Осколком перебило.
    О том, какую роль сыграло ранение в его жизни, он рассказал однажды, когда, не выдержав одиночества, постучал ко мне вечером: «Здорово, сосед, я тут… со шкаликом. Пустишь?»
    Его благоверная второй день маялась в травматологическом отделении горбольницы. Причиной ее беды была ревность и непокорный характер.  Я, тогда совсем молодой человек, и мысли не допускал, что в отношениях стариков, которым, невроку, уже по 75, бушуют шекспировские страсти.
    - Моя бабка та еще леди Макбет, – обронил как-то дядя Витя.
   А из ворчанья Мани вырисовывалось, что до нее у Виктора Андреевича была жена. И он, «старый сучок», до седых волос сохнет по своей крале. А она никакая не краля, а кошка драная. Но все неприятности из-за этой размалеванной  питерской лахудры.
    Сцена обвинения в супружеской неверности разгорелась при мне, когда я зашел к ним по-соседски попросить спички. Магазины тогда закрывались в 20.00. 
   - А-а! – понимающе взглянул на часы дядя Витя. И упредив мое замешательство, указал на диван.    
   - Садись пока. Дай досмотреть.
   Шла проблемная передача о СПИДе. Врач, дававший в студии интервью, многозначительно заканчивал перечислять причины этой африканской хворобы «… и , конечно, передается со случайными половыми связями».
   - И ведь надо же: со случайными половыми связями, - произнесла Митриевна, как крестом оградилась.
   - Ах, вот что тебя волнует! Бабушка, стыдитесь, в ваши-то годы, - пожурил дядя Витя. Но как-то невесело. Видимо, ссора уже зрела в доме. И у нее были причины.
   - Приезжала твоя бывшая. У! Б… балерина с подагрой, - выпалила баба Маня.
   - Не серди меня, - раздраженно вскрикнул дядя Витя.
   - Я уйду от тебя, - с силой рявкнула Маня. Она грузно поднялась, решительно двинулась прочь. Щелкнул замок. Хлопнула дверь. Виктор Андреевич побагровел. Я смотрел на него и не знал, что делать.
   Пауза оборвалась воплем Мани: «Помогите! Ой, рятуйте. Нога! Моя нога!»
   Мы бросились на крик. Митриевна прошла не более пролета лестничного марша, на ступеньке подвернула ногу и теперь беспомощной массой, как тесто, лежала на кафельной площадке.
   Фельдшер-практикантик,  растерялся. И мне с водопроводчиком Димой, жившим напротив, пришлось поднять ее, усадить на стул и в таком виде тащить вниз. Так ее и занесли в карету скорой помощи.
   Виктор Андреевич остался горевать в опустевшей квартире. Тогда он и явился со шкаликом. Водка, выпитая не со зла, размягчает и побуждает каяться. И старый разведчик  облегчил душу исповедальной историей. Простой и мучительной.
   Он как коренной ленинградец унаследовал строгий нрав своего гранитного города.  У него был роман с актрисой, потом они поженились. Поклялись в верности друг другу, когда он уходил на фронт. После ранения ему дали побывку на три дня. С рукой на перевязи он поспешил домой.  В прихожей чуждо пахла сырым ворсом незнакомая шинель. Свесили лощеные голенища офицерские сапоги. В дыму и бледном свете абажура Виктор увидел, как их хозяин сидел за столом в майке, с плеч его, как лямки за кулисами, свисали помочи. Ненаглядная сидела рядом, положив руку ему на плечо там, где должен быть погон. Она вскрикнула, прикрыла  пальцами рот. Сверкнул маникюр, как капли крови.
    Виктор ничего не  сказал. Повернулся кругом, как на строевых, и вышел.
    - Хотел задушить. Но рука не позволяла, - промолвил он. И налил еще.
   Женщина пробежала босыми ногами по холодным ступеням, догналав подъезде. Но он произнес только: «Уходи».
   История короткая. Но сколько силы тогда зазвучало в человеке, который перешагнул через самолюбие и боль, не стал унижаться сам и унижать ту, которую безуспешно забывал всю жизнь.
   - Она не билась в истерике, не плакала. Только вслед тихо молвила: «Я всегда буду ждать тебя», - прошептал он. - И выполнила обещание.
   Она долго искала его. Болела. Работала диктором, снималась в тривиальных фильмах. Разыскала его только сейчас, когда он, отвоевав, получил назначение в Одесский округ, вышел в отставку. Когда уже давней была его встреча с пухленькой сестрой-хозяйкой из госпиталя. Когда она, млея о страсти к орденоносцу, властно оставляла на его щеке красный бантик от помады.  Они поженились. С тех пор она охраняла его, как самое дорогое, что имела в жизни.
   Актриса постарела. Собственно, уже и не актриса. Она словно всю жизнь каялась и искала своего разведчика. Нашла. Приехала. Набравшись духу, поднялась.  И тут услышала все, что было в лексическом арсенале разгневанной слободской фурии.  Маня словно берегла пушечные слова на этот случай. Самое приемлемое для цитирования было знакомое уже «Лахудра питерская». А как же: вся горечь, что единственная – не она, все подозрения, все беспокойства были из-за кого? Только из-за нее!
Нежданная гостья постояла на улице, теребя шляпку. Поклонилась фасаду. И растворилась в тени июньских каштанов.
   - Любил я эту женщину, - признался Витя. –Забыть не могу. И простить не могу. Отрезал – не пришьешь.
   Маню мы забрали на следующий день. За стеной было слышно, как она стукала по полу, передвигаясь с загипсованной ногой.
   А на утро она снова кричала: «Помогите-е!».
  - Что еще? - спросил  я, толкнув их двери.
  - Витя умирает, - прокричала она и задохнулась от своих слов.
   Виктор Андреевич лежал а диване.  Конвульсии, как пружиной,  подбрасывали его.
   - Может, врача вызвать, - выдавил я дежурную фразу.
- К черту. Подними меня, я офицер, хочу умереть стоя.  
   Я взял его под локоть. Он с трудом сел. Подтянул подушку на колени, оперся на вышитых лебедей. Глянул куда-то невидящим взглядом. Может, туда, где в далеком северном городе терзалась непрощенной виной его актриска. Выдохнул. И с этого мига сухонькое восковое тело могло принадлежать только земле. Маня выла, закусив платок. 

   После похорон ее забрал сын в Тирасполь. Квартиру продали. По слухам, скоро  и ее дух отправился на поиски того, кого любила, как могла. И еще больше убыло в полку людей того поколения, где никто не сдавался. Хотя и каждый по-своему. 

четверг, 14 января 2016 г.

"Россиянам очень нравится кого-то бомбить", - А. Невзоров




А.Невзоров — "Россиянам очень нравится кого-то бомбить..."



Известный российский журналист, публицист и телеведущий АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ в интервью "Апострофу" рассказал, как граждане РФ относятся к Украине. По его словам, еще со времен последнего Майдана в душах его соотечественников укоренилась ненависть по отношению к украинцам, которая подогревалась телевизионной картинкой. Именно поэтому аннексию Крыма и войну на Донбассе обыватели восприняли чуть ли не с ликованием. 90% россиян и сейчас уверены в том, что именно так и следовало поступать. Но сейчас их сознание переключено на войну в Сирии, поскольку "русский мир" в Украине потерпел полное поражение.


 — Какие изменения по отношению к украинцам произошли в России за последние полтора года?
— Чудовищные изменения. 90% россиян пребывают в абсолютной уверенности в том, что действительно существуют украинские фашисты, в том, что действительно ситуацию надо было решать огнем и мечом, кровью и подлостью. И эти убеждения на сегодняшний день предельно крепки. Другое дело, что эти убеждения принадлежат людям, которые легко меняют свою точку зрения, в зависимости от того, что они увидели по телевидению. Но конфликт с Украиной — надолго, как и надолго в украинцах появилось отвращение к слову "русский". И это действительно трагедия, и трагедия, прежде всего, России.
 А когда это началось? Сразу после начала аннексии Крыма в феврале прошлого года?
— Гораздо раньше. Еще со времен Майдана ситуация, связанная с украинской революцией, была очень негативно оценена. Эта оценка начала въедаться и распространяться на все, что связано с Украиной. Это была настолько односторонняя и злобная реакция, что в ответ на совершенно однозначные кадры расстрела людей, в России начиналось чуть ли не ликование. Понятно, что нельзя винить во всем прессу. Ведь порнографический журнал, конечно, может вызвать эрекцию, но не может увеличить пенис. Здесь залязгали, заработали неандертальские, дремучие механизмы российского общества, которые всего-навсего заново запустили. Стало понятно, что эта злоба и ненависть к соседу, который всего лишь пытается освободиться и встать на какую-то новую дорогу, — эта ненависть, в общем, глубока и фундаментальна. А когда Россия устроила мародерство с Крымом — помните, я говорил, что лежала окровавленная без чувств Украина, а из сумочки у нее торчал Крым — возник полный восторг и уверенность в том, что так и следовало поступать.
— А какая ситуация сейчас?
— А сейчас это как рукой сняло. Сейчас они смотрят другой сериал. Про летчиков, про то, как бомбят какой-то песок, про то, как уничтожили 7725-й по счету штаб ИГИЛа, про этого мерзкого Башара. Это сериал называется "Сириянаш", спасем родину от террористов, уничтожим их в зародыше. Об Украине они забыли — наигрались, покусали, бросили и забыли, как это делают бандерлоги.
— На чем же основан такой рост популярности Путина? Шутка ли, 90% населения.
— Вы, ребята не отчаивайтесь, потому что силы не равны — какие-то жалкие 90% против двух процентов думающих людей. Эти 90% всегда проигрывают. Правда, и точку зрения они меняют с фантастической скоростью. Иногда буквально за сутки. Но тут не надо во всем винить Кремль. Он выступает в роли такого себе тамбурмажора, который пытается использовать в своих целях приступы общенационального ликования. Давайте не будем забывать, что страна в течение полутора веков была одержима различными имперскими идеями, постоянным бредом величия, насилия и доносительства. Ведь те 40 миллионов доносов не Сталин написал. Поэтому очень плохо говорить о так называемом народе. Это слово надо перестать употреблять в каком-то высоком смысле. Это слово скверное. Есть только миллиард бутылок водки, которое выпивается этими существами под названием народ. Эти существа обеспечивают заоблачные рейтинги сериалу "Дом-2". Эти существа за всю свою жизнь не открывали ни одной книжки и не имеют понятия, за что Эйнштейн получил Нобелевскую премию. Народ — это весьма темные и страшные существа.
— И все-таки не укладывается в голове ситуация, как в голове миллионов людей может моментально переключиться тумблер. С Донбасса на Сирию.
— Мы говорим о полном и безоговорочном поражении так называемой "русской весны" и "русского мира" в Украине. Стало ясно, что у этого героического эпоса конец совсем не такой, как хотелось вначале. Все сейчас понимают, что сколько бы людей и техники в это пекло не было бы брошено, преодолеть ситуацию не удастся. Все также понимают, что никого не может украсить связь с 20 тысячами уголовников, которые нынче представляют собой Донбасс. Ситуация трагическая, от нее пахнет поражением. Поэтому, бросив эту игрушку под названием Донбасс, российское общество переключилось на Сирию. Им же очень нравится кого-то бомбить. Они счастливы, когда знают, что кого-то бомбят. Для них это является признаком национальной полноценности. Именно в этом и заключается их понимание величия державы. Кого-нибудь бомбить и наматывать кишки на гусеницы. Не наука, не книгоиздание, не культура, а осознание того, что мы кого-то опять бомбим. Вероятно, у них еще есть какие-то иллюзии по поводу Сирии...
— А, кстати, чем, по-вашему, закончится дело в Сирии? Таким же пшиком, как и на Донбассе?
— Конечно. Но тут еще надо понимать Кремль. Это же не какое-то патологическое чудовище. У Путина есть четкая задача — уберечь Россию от распада. Он считает это очень важным. Этому народу честно предлагали свободу прессы, свободу слова и свободу выбора. Но как только эти демократические инструменты были внедрены в реальности, Россию начало разносить на куски. А когда выяснилось, что можно кого-нибудь разбомбить — то стало понятно, что именно это скрепляет и очень воодушевляет. Поэтому Кремль можно понять. У него задача скрепить. Все равно чем.
— Но так же не может долго продолжаться. Сегодня — Донбасс, завтра — Сирия, а послезавтра — что? Где же конец?
— Правильно, не может. Мы не можем пророчествовать, но мы-то можем видеть векторы и понимаем, насколько они страшные. Ведь есть угроза превращения этой бедной России в помойку. Грязную, опустошенную, разъедаемую бандитским налогами и хамством помойку. Не надо сбрасывать со счетов и людей из Государственной думы. Это настоящие вредители. Они и дня не могут прожить без того, чтобы не напакостить, не выковырять из себя очередную мерзость и не попробовать ее внедрить. И без того жизнь тяжела, а эти бесполезные ископаемые еще пытаются изо всех сил ее ухудшить.
— Коль скоро в России переключились на Сирию, можно ли считать, что с Украиной все закончилось?
— Боюсь предсказывать. Мне бы очень хотелось, чтобы Украину оставили в покое.
— Но в таком положении ситуация не может долго сохраняться. Например, нужно будет возвращать Крым...
— Понятно, что это будет огромная проблема, как вернуть Крым. Это пока никому не понятно. И я уже не представляю себе, под каким соусом это можно было бы сделать. Все остальное тоже очень драматично. Не будем приуменьшать — тупик очень основательный. Фундаментальный. Украинцы будут совершенно вправе не прощать Россию.
— А какие условия нужно будет соблюсти, помимо вывода войск и возвращения Крыма, чтобы заполнить эту пропасть?
— Единственное чем можно заполнить эту пропасть — это войскам Российской Федерации объединиться с силами АТО, уничтожить террористов и других уголовников на Донбассе. Только тогда в принципе можно было бы подумать о каком-то натянутом и робком восстановлении отношений.
— Ну, это фантастика.
— То, что сейчас кажется неосуществимым, завтра оказывается реальностью.
— Но при каких условиях это вообще возможно?
— Ну я же говорю, что именно это — единственный вариант, при котором можно было бы на что-то рассчитывать. Иначе — глухая безысходная вражда на протяжении очень долгого времени.
— То есть, пока телевизор в российском обществе, надежно берет верх над холодильником?
— Абсолютно. Здесь готовы платить за иллюзию величия и за имперскую идею своим благополучием, будущим детей, их образованием и возможностью увидеть мир. Здесь ликуют, когда давят тракторами сыры, публично презирают то, что им дала цивилизация. Но проблема в том, что как только все это дойдет до ручки, никто уже не будет дарить нам окорочка Буша и вытягивать страну из разрухи, потому что все убедились, что с Россией иметь дело бессмысленно.
— Однако где же все-таки предел? Ведь невозможно долго внушать голодному, что он сыт.
— Ну, такие чудовищные периоды были в жизни каждого народа. Вспомним, например, чудесных итальянцев и то, какой общенациональный восторг сопровождали все действия Муссолини. Я хорошо знаю Италию и знаком с большим количеством документов по этому поводу. А потом это прошло...
— Но ведь при каких обстоятельствах это прошло? Для этого потребовалось серьезное военное поражение.
— Именно так. Опьянение и одурение имперскими идеями всегда заканчивается в результате какого-то военного поражения или внутренних потрясений.
— Неудачи в Украине еще недостаточно?
— Судя по медийному эффекту и настроениям людей на Донбассе, — нет. Там не произошло ощутимое поражение. Хотя все пошло совсем не так, как хотелось бы. Но мы не будем делать какие-либо прогнозы, потому что имеем дело с субстанциями, поведение которых не подчиняется логике.
— А что бы вы посоветовали делать украинцам? Мы многое делаем неправильно.
— Но ведь вы до сих пор еще не пришли в себя. Вы все еще истекаете кровью и находитесь в плену всяческих иллюзий. Но это все пройдет. Вы на очень правильном пути.
— Довольно страшные вещи вы рассказали, прежде всего, о своей стране.
— Ничего страшного. Как раз все очень хорошо, потому что механизмы истории работают. Эти шестеренки могут перетереть большое зло и, судя по всему, они к этому готовы.
— А такое явление, как Майдан, в России возможно? Или сразу начнется кровавый бунт, который все сметет?
— Не знаю. У нас некому майданить. В России власть лучше всего передается путем дворцовых переворотов. Майдан — это все-таки была иллюзия бесконечного долготерпения и народной иллюзии по поводу того, что на власть можно воздействовать убеждением, демонстрацией воли и свободолюбия. Это все было очень по-украински.
— А какой, по-вашему, будет новая российская власть? Либеральнее, правее, левее?
— Пока об этом говорить совершенно рано, потому что нынешняя российская власть не испытывает никаких проблем и действительно опирается на мнение абсолютного большинства. Давайте подождем.
Денис Попович
Источник: apostrophe.com.ua